Фотография

      На Кампо дей Фьори было, как всегда, многолюдно. Шумевший днем рынок с наступлением темноты сменился кучками громких подростков, ярким светом фонарей, праздно шатающимися туристами и аргентинским танго в исполнении уличных музыкантов. Неизменным остался только Джордано Бруно, который с высоты своего постамента по-прежнему грустно взирал на город.
После музыкантов выступала босоногая девушка-гимнастка с огненным шоу. Под космическую мелодию, звучащую из старенького магнитофона, вокруг нее выписывали невообразимые геометрические фигуры цепи с горящими шарами, обручи и факелы. Публика, затаив дыхание, следила за пламенем, которое то касалось тонких рук девушки, то взмывало вверх, оставляя на ее лице яркие вспышки. Пока огонь парил в воздухе, гимнастка совершала сложные кувырки и повороты, всегда успевая вовремя поймать падающие сверху горящие предметы. Многие зрители ее фотографировали. Большинство кадров получались смазанными, так как девушка все время была в движении. Поняв, что лучше просто смотреть представление и не мучить фотоаппарат, одна из туристок, на вид лет двадцати пяти, опустила его и уже собиралась убрать в сумку, как вдруг снова достала и, повернувшись в сторону, сделала несколько кадров. Внимание девушки привлек малыш, сидящий на плечах отца и смотревший шоу. Зрелище целиком захватило ребенка. Его мимика менялась каждую секунду, переходя от восторга к удивлению и наоборот. Туристка улыбнулась, выключила фотоаппарат и продолжила наблюдать за происходящим. В какой-то момент ей показалось, что гимнастка слишком низко подбросила горящий обруч. Туристка уже была готова зажмуриться, чтобы не видеть, как огонь упадет на девушку, но пламя как-будто зависло в воздухе, дав ей спокойно завершить гимнастическую фигуру. Казалось, огонь находился в полном подчинении человека.
В конце представления девушка взяла горящий факел. Музыка остановилась. Завороженные зрители наблюдали, как в наступившей тишине она спокойно провела пламенем по поверхности руки, подбросила его, поймала и великолепно выполнила трюк «глотание огня». Облегченно выдохнув, толпа зааплодировала.
Рядом с малышом и его отцом, на небольшом удалении от основной массы зрителей, стоял молодой человек. Он мало чем отличался от окружающих. Высокий, худой, в джинсах и синей куртке с капюшоном. Юноша внимательно следил за всем происходящим. Его красивое лицо было сосредоточенным и грустным, хотя, может быть, это была просто игра вечернего освещения. Рядом с ним сидела большая белая собака, спокойно наблюдавшая за хозяином и гимнасткой.
Шоу закончилось, люди стали потихоньку расходиться. Девушка положила на землю красную шляпу. Одни зрители с удовольствием подходили, бросали в нее монеты и благодарили за выступление, другие стали спешно уходить, не считая нужным платить за увиденное. Юноша подождал, когда толпа разойдется, подошел ближе, улыбаясь, тоже сказал что-то девушке и ушел. Собака, радостно виляя хвостом,  последовала за ним.
Гимнастка собирала реквизит. Сегодня она была довольна выступлением. Денег в шляпу накидали больше, чем обычно. Девушка обулась, накинула куртку, помахала знакомому официанту из ближайшего ресторанчика, тот крикнул: «Пока, Анна!». С трудом подняв тяжелую сумку, она покинула площадь и направилась в сторону ближайшей автобусной остановки. К ее большой радости, автобус подошел быстро. Опустив на пол сумку, Анна села на пустое сиденье и стала смотреть в окно. По проплывающему мимо тротуару прогуливались туристы и местные жители. Несколько человек гуляли с собаками. Анна вдруг вспомнила, как ей с мужем подарили щенка. Они тогда с Александром работали в цирке с огненным шоу. Трюки были настолько сложными, что зал постоянно вскрикивал, замирал и взрывался аплодисментами. В один из вечеров после выступления к ним подошли две девочки-поклонницы. Они держали в руках маленькую коробку, в которой кто-то шевелился. Когда ее открыли, на свет вылез маленький белый смешной щенок. Он оглядел лица согнувшихся над ним людей, заскулил и потянулся к Анне.  Собаку назвали Джерри.
Автобус подъехал к метро. Девушка вышла на тротуар и направилась в темный переход. Она еще думала о Джерри, вспоминала, как приходя из цирка домой, открывая ключом дверь, они слышали его радостное повизгивание, как по выходным ходили все вместе в парк. Они с Александром попеременно бросали то мячик, то палку, а Джерри со звонким лаем бежал за кинутым предметом и, радостно виляя хвостом, приносил его к ногам хозяев. Он был смешной и очень добрый. В его присутствии даже кошки чувствовали себя совершенно спокойно. Одни продолжали греться на солнце, другие шли своей дорогой, не меняя траектории движения из-за неожиданно появившейся большой белой собаки.
Вечером, когда они с Александром садились перед телевизором, Джерри устраивался в ногах и засыпал. Вдруг лицо девушки нахмурилось и потемнело. Она вспомнила, как Джерри заболел, как плакала, узнав, что врачи ничем не смогли помочь, и как Александр сам отвез его в ветклинику и вернулся назад с поводком. Тогда они молчали весь вечер. На следующий день, выступая, она сделала ошибку, неправильно подбросив горящий факел, но вовремя подоспевший муж успел перехватить его, не дав ей обжечься.
Подошел поезд. Людей в вагоне было мало. Анна прошла в самый дальний угол, села и закрыла глаза. Она вспомнила последнее выступление в цирке, аплодисменты и летящие на сцену букеты цветов.
Несколько лет назад они решили осуществить свою давнюю мечту — отправиться путешествовать по разным странам, зарабатывая уличными представлениями. Идея была безумная, друзья отговаривали, но ребята решили доверять только своей интуиции. В голове Анны замелькали яркими вспышками картинки — Нью Йорк, Барселона, Лондон. Программу, с которой они выступали в цирке, пришлось немного изменить, но от этого шоу только выиграло. Публика была довольна, а красная шляпа всегда наполнена монетами.
Рим покорил их с первого взгляда. Прежде, чем начать выступать, Анна с Александром несколько дней просто гуляли по городу, вдыхали его запах, ели мороженое, осматривали площади. Их первое выступление на Пьяцца Навона имело большой успех. Туристы были щедрыми, некоторые подходили и благодарили за красивое шоу. Затем последовали Кампо дей Фьори и площадь в Трастевере. Рим был добр к ребятам, и они решили задержаться в этом городе. Им удалось снять недорогое маленькое жилье рядом с конечной станцией метро Баттистини. Жизнь потихоньку стала входить в свой привычный ритм. По вечерам они давали представления, переходя с одной площади на другую, днем тренировались, учили итальянский или отправлялись гулять на виллу Боргезе. Со временем появились новые друзья. Анна была счастлива.
Поезд подъехал к конечной станции. Девушка открыла глаза, устало подняла сумку и вышла из вагона. Осенний воздух приятно обдувал лицо. Квартира находилась в пяти минутах ходьбы от метро.
Дома было тихо и темно. Анна зажгла свет, быстро переоделась, умылась, разогрела вчерашний ужин и включила телевизор. Вечер прошел за просмотром новостей и какого-то ток-шоу.
Перед тем, как уснуть, она села в старое кресло, взяла в руки стоящую рядом на журнальном столике фотографию, обняла ее и замерла. На столике остался лежать маленький пожелтевший клочок бумаги. То, что там было написано, она знала наизусть. Это было прощальное письмо Александра.
Анна до конца не верила, что его молодой сильный организм не сможет перебороть болезнь. Сидя на жестком, неудобном стуле в больничном коридоре, она каждый день с надеждой ждала доктора, чтобы услышать, что муж идет на поправку, но лицо врача становилось все серьезней и серьезней. Дальше девушка не хотела вспоминать. Она встряхнула головой, пытаясь избавиться от тяжелых мыслей, посмотрела на фотографию, на которой они с Александром, смеясь, трепали за уши Джерри, и поставила ее на место.
Уже лежа в постели, она мысленно повторила строки из письма: «Прости, что ухожу. Живи за нас двоих. Я люблю тебя и всегда буду рядом». Анна улыбалась. Каждый раз произнося про себя эти слова, она как-будто слышала голос мужа.
«Спокойной ночи», — сказала Анна и закрыла глаза. Ворвавшийся в окно легкий порыв ветра как-будто издалека донес еле уловимый шепот: «Спокойной ночи, любимая. Ты была прекрасна сегодня».

***

        В салоне самолета, выруливавшего на взлетную полосу, девушка-туристка пересматривала фотографии, сделанные за время отпуска в Риме. Особенно ей понравилось фотографировать ночной город, его площади, мосты и узкие улочки. Испорченные и смазанные кадры она решила удалить сразу. Было обидно, что с огненного шоу удачными оказались только три снимка. Не получились и кадры с малышом. Рядом с ним на фотографиях расплывались два желтых пятна, одно большое, другое поменьше. Вздохнув, она их удалила. Самолет готовился к взлету. Пассажиров попросили выключить все электронные приборы. Убрав фотоаппарат в сумку, девушка достала купленную утром в аэропорту книгу «Рим. По местам привидений» и погрузилась в чтение.

Наталия Мархинина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*