Месть и шутки в искусстве

Творческие люди оригинальны во всем, особенно, когда речь заходит о мести или шутках. Предлагаю вашему вниманию несколько римских историй, как наглядное яркое подтверждение этому:)

Знаменитый фонтан Треви мало кого оставляет равнодушным. Каждый день в его бассейне туристы, загадывая желания,  оставляют огромное количество монеток. Они фотографируются на фоне мифических фигур и верят, что вода из трубочек влюбленных укрепляет отношения. К сожалению, мало кто замечает расположенную справа большую травертиновую вазу, которая, на мой взгляд, является одной из самых интересных деталей композиции.  Как известно, Никола Сальви строил фонтан по чертежам Бернини, сделав в них лишь незначительные изменения. Вазы в проекте с самого начала не было. Она появилась спонтанно под воздействием не самых позитивных чувств, захлестнувших архитектора.

fontana-di-trevi-1802

В те времена в районе современной Via della Stamperia располагалась парикмахерская, окна которой выходили на фонтан. Сальви был частым клиентом заведения, но каждый раз уходил раздраженным из-за цирюльника, который любил покритиковать его работу и дать несколько «дельных» советов относительно строительства. Когда лимит терпения архитектора был исчерпан, он придумал, как отомстить навязчивому критикану. За одну ночь на парапете фонтана прямо перед окнами парикмахерской выросла круглая ваза, которая закрыла обзор большей части площадки. Позже римляне прозвали эту скульптуру «Туз  червей» из-за внешнего сходства с карточной фигурой. На самом деле, Сальви изобразил сосуд, в котором цирюльники разводили пену для бритья, сказав тем самым: «Это не твое дело!».

Атрибуты цирюльников — миска для бритья, мыло и полотенце — угадываются и на фасаде ворот Пия со стороны Via Venti Settembre. Считается, что таким образом Микеланджело, которому было поручено строительство, пошутил над заказчиком папой Пием IV (в миру Джованни Анджело Медичи).

porta-pia-7980

Джорджо Вазари, автор знаменитых «Жизнеописаний», сообщал, что архитектор представил папе сразу три чертежа, один экстравагантнее другого. Понтифик выбирал, исходя, в первую очередь, из экономических соображений, поэтому остановился на самом дешевом варианте и не стал вдаваться в детали. Именно поэтому для него остался незаметным намек Микеланджело. Пий IV носил фамилию Медичи, но на самом деле практически не имел ничего общего со знаменитым флорентийским семейством. Он происходил из боковой, обедневшей ветви Медичи, многие представители которой были «barbieri melanesi» (миланские цирюльники).

Следующая интересная история связана со слоником на площади Минервы, которого римляне любовно называют Pulcino della Minerva (Цыпленок Минервы). В 1665 году на территории располагавшегося по соседству Доминиканского монастыря был найден египетский обелиск времен правления фараона Априя (VI век до н.э.). Предполагается, что до того, как на много веков исчезнуть в земле, он украшал храм Исиды и Сераписа. Папе Александру VII (Киджи) настолько понравился обелиск и в особенности иероглифы, символизирующие солнечный свет (а значит и свет божественных знаний), что он решил установить его на площади перед  церковью Санта Мария сопра Минерва.

roma-9221

Сразу несколько архитекторов представили папе свои проекты. Один из конкурсантов, монах-доминиканец Доменико Палья, предложил поставить обелиск на семь холмов (геральдический символ семейства Киджи) и окружить четырьмя собаками (по латыни «dominicanes», а точнее «domini canes», переводятся как «псы господа»), но Александр VII предпочел проект Джованни Лоренцо Бернини со слоником. Считается, что идею архитектор почерпнул из популярного романа XV века «Hypnerotomachia Poliphili» (Гипнеротомахия Полифила), в котором описывались мистические путешествия главного героя во сне. Книга сопровождалась красивыми гравюрами, одна из которых изображала огромного каменного слона на мощном основании и с обелиском на спине. Слоник Бернини выглядел более легким за счет меньших размеров и пустого пространства под фигурой (опирался только на ноги). Последним фактом воспользовался отец Палья, не сумевший справиться с чувством зависти. Ссылаясь на гравюру, он сумел убедить  всех, в том числе и папу, что победивший проект  выглядит крайне неустойчивым и может повлечь в дальнейшем  падение всей конструкции.

Бернини был в ярости. Пытаясь переубедить Александра VII, он приводил в пример свой проект фонтана Четырех рек на площади Навона, в основании которого также было предусмотрено полое пространство, грозился отказаться от авторства слоника, но папа был непреклонен и велел спроектировать для конструкции дополнительную опору. Бернини ничего не оставалось делать, как согласиться и поручить своему ученику Эрколле Феррара сделать под брюхом слоника куб и прикрыть его длинной попоной, чтобы лишняя деталь не сильно бросалась в глаза. Тем не менее, архитектор нашел способ, как отомстить завистливому доминиканцу и его братьям. Слоника установили спиной к монастырю, и монахи каждый день вынуждены были наблюдать его неприличное приветствие за счет слегка отодвинутого хвостика:)

santa-maria-sopra-minerva-1020

И, кстати, еще один  интересный факт. Поскольку в те времена слоны в Риме были большой редкостью, Бернини, скорее всего, живого животного не видел, а опирался только на рисунки. Его слоник получился похожим на поросенка, за что римляне окрестили его Porcino della Minerva (Поросенок Минервы). Со временем, благодаря романскому диалекту, «porcino» стал «purcino», а затем и вовсе превратился в «pulcino» (цыпленок).

Еще одна история приводит нас в Собор Святого Петра. Если вам выпадет возможность посетить его, обратите внимание на надгробие папы Климента XIII работы итальянского архитектора Антонио Кановы. Оно находится с правой стороны от балдахина Бернини. К сожалению, доступ для туристов в эту часть собора ограничен. Приблизиться к скульптурной группе могут лишь католики, направляющиеся на исповедь.

basilica-di-san-pietro-1522

Наверху композиции находится статуя коленопреклоненного Климента XIII. В 1792 году, когда надгробие было закончено, все присутствующие с восторгом отметили портретное сходство и выразительность позы понтифика. Уровнем ниже Канова поместил женскую фигуру, олицетворяющую Религию (слева) и печального ангела смерти (справа). У входа лежат два великолепных льва, как символ силы.

Канова трудился над этим шедевром целых пять лет и, естественно, у него было несколько хороших помощников. Один из них носил кличку «синьор Элефанте» (elefante по ит. — слон). Он был незаменим в работе, но, находясь в тени знаменитого скульптора, очень переживал, что так и останется безымянным для потомков. Однажды синьор Элефанте набрался смелости, подошел к Канова и попросил оставить хоть какой-нибудь знак на монументе о нем, как о соавторе. Мастер хорошо относился к своему помощнику и придумал оригинальный способ: одного из львов сзади он изобразил слегка похожим на голову слона с хвостом, напоминающим хобот.

elefante

Фотография взята с сайта Roma leggendaria

Таким образом синьор Элефанте остался в истории на века, хотя настоящее его имя так и не было вписано ни в одну из книг по искусству. Канова после этого надгробия получил широкую известность не только в Италии, но и далеко за ее пределами.

Ваша Наталия Мархинина


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*